Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Будни спецназа

[09.10.2018 / 18:34]

В соответствии с Указом Президента РФ от 8 октября 1992 года «О мерах по защите прав граждан и усилению борьбы с преступностью» в системе УБОП созданы специальные отделы быстрого реагирования. В 2002 году они были переименованы в отряды милиции специального назначения, а в декабре 2011 года подразделению было возвращено историческое название – СОБР.

 

Отряды используются для выполнения оперативных задач широкого спектра, возникающих на различных этапах специальных операций, когда применение обычных сил полиции невозможно или нецелесообразно. Проводимые ими мероприятия наиболее результативны и высокоэффективны и определяют исход крупных операций и разработок.
Теперь СОБР – одно из подразделений Росгвардии. Боец рязанского СОБРа ­Андрей Серегин дал интервью нашему корреспонденту.

 

Рязанские ведомости – Как вы стали бойцом СОБРа?

 

Андрей Серегин – Не сразу. Осознание того, что служить там «круто», приходило постепенно. Моя биография может уложиться в несколько строк. Школа, затем радиотехнический университет. Окончил там военную кафедру, и мне присвоили офицерское звание. Друг служил в СОБРе и меня туда позвал. Но стать спецназовцем сразу после «радика» я не решился. Пошел работать в милицию. Начинал участковым в Октябрьском РОВД. Решил поработать «на земле», чтобы поднабраться опыта. Через полтора года перевелся в уголовный розыск. Той романтики, что показывают в фильмах про оперов, там было немного. Лихие погони с перестрелками обошли меня стороной. Обычная была служба, и длилась она в розыске около пяти лет, а потом, наконец, решился я перевестись в СОБР.

 

– Сложностей, я так полагаю, не возникло. Какие испытания пришлось преодолеть?

 

– После успешного прохождения психофизиологического отбора мне предстояло сдать нормативы по физической подготовке. Они в СОБРе довольно жесткие. Кросс 3 километра на выносливость я пробежал за 11 минут 45 секунд, хотя в школьные годы выбегал из 11 минут. Спасибо за это моему тренеру в манеже «Юность» Павлу Ивановичу Гамзину. Сейчас он – заместитель министра физической культуры и спорта Рязанской области. Подтягивание всегда было моим «коньком». При нормативе 18 раз подтягиваюсь не меньше 30. Комплекс силовых упражнений (отжимание, упор присев, упор лежа, выпрыгивание, пресс) делается 60 раз без перерыва. С этим я тоже успешно справился. Не подкачал и в спарринге. Так я стал бойцом СОБРа.

 

– Многие не понимают, чем по своему функционалу СОБР отличается от ОМОНа? В Рязани, например, эти два подразделения Росгвардии располагаются в одном здании, на задания порой вместе выезжают, вот и путают их люди.

 

– Главное отличие ­ОМОНа и СОБРа в том, что первый обеспечивает порядок при массовых митингах, демонстрациях, дежурит на народных гуляньях. СОБР задействуют в поиске и задержании опасных преступников. В СОБРе, в отличие от ОМОНа, сотрудники имеют офицерские звания и должности опер­уполномоченных. При этом они не заступают на мероприятия, связанные с обеспечением общественной безопасности. 5 апреля 2016 года указом № 157 Президента РФ специальные отряды быстрого реагирования и отряды мобильные особого назначения МВД РФ были переподчинены и вошли в состав Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации.

 

– Как часто вам приходится выезжать на боевые задания?

 

– В Рязани обстановка более-менее спокойная, но вот однажды выезжали в один из районов области, задержали группу торговцев оружием. Но если мы не так часто выезжаем на задания, это не значит, что расслабляемся. День на базе расписан по часам. Мы много времени уделяем огневой подготовке. Боец СОБРа обязан владеть всеми видами стрелкового оружия. Также в программу наших занятий входит тактика, топография, высотная и взрывотехническая подготовка. Навыки мы отрабатываем на учебно-тренировочной базе. Все действия должны быть отточены до автоматизма. При обезвреживании противника порой для того, чтобы спасти чью-то жизнь, важны доли секунды, а в этом уже огромную роль играет физическая подготовка. Боец СОБРа обязан быть не только физически крепким человеком и постоянно держать себя в форме, но и владеть навыками бокса, боевого самбо, кикбоксинга и других видов единоборств.

 

– В СОБРе у каждого своя специальность. Вы кто?

 

– Я служу снайпером. Окончил специальные курсы снайперской стрельбы при Ставропольском филиале Краснодарского университета МВД России. Нас научили стрелять из различных видов стрелкового оружия практически в любых условиях местности днем и ночью, в дождь и ветер. В городских условиях снайпер сам ищет выгодную для стрельбы позицию, с которой ему видно цель, и он может уничтожить цель одним точным выстрелом. Чтобы занять выгодную позицию, снайпер обязан знать общую планировку района в своей зоне ответственности и заранее представлять архитектуру зданий. Обязательно надо знать ориентиры, как на стороне «противника», так и на своей стороне, и постоянно определять расстояние до них. Снайперу сообщается дистанция до цели, направление ветра и другие исходные данные для стрельбы. Используя привязку к ориентиру, снайпер поражает цель одним выстрелом. В городских условиях снайперы держат под контролем площади, длинные улицы, переулки, проходные дворы и все более-менее обширные и открытые места.

 

– Стрелять в людей вам приходилось?

 

– Конечно, ведь я не раз выезжал в служебные командировки на Северный Кавказ. Приходилось обезвреживать хорошо вооруженных матерых бандитов и убийц. Но снайперские вылазки не всегда заканчиваются выстрелом. Порой часами приходится выжидать цель, а она не появляется. Однажды в командировке из двух месяцев 45 ночей мы провели в «лежках», но выстрелить так и не удалось.

 

– Какое оружие у вас на вооружении и насколько оно эффективно для успешного поражения цели?

 

– Обычная СВД – снайперская винтовка Драгунова 7,62 мм, разработанная в 1957 – 1963 годах. В зависимости от обстановки и задания используется с глушителем или пламегасителем. Дальность прямого выстрела составляет по головной фигуре высотой 30 сантиметров – 350 метров, по грудной фигуре высотой 50 сантиметров – 430 метров, по бегущей фигуре высотой 150 сантиметров – 640 метров. Прицел ПСО-1 рассчитан на стрельбу до 1300 метров. Однако в 1985 году в Афганистане снайпер Владимир Ильин убил противника с расстояния 1350 метров. Это рекорд не только для СВД, но и вообще для винтовок калибра 7,62 миллиметра. Также на вооружении имеются винтовки других типов, в том числе также хорошо известная как у нас, так и за рубежом 9-мм бесшумная винтовка ВСС «Винторез», предназначенная для решения специальных задач.

 

– Но снайпер должен уметь стрелять не только из винтовки с оптикой.

 

– Совершенно верно заметили, снайпер должен быть высокопрофессиональным стрелком из любого оружия, с которым ему приходится иметь дело. В подтверждение этого история из службы одного из снайперов, когда он, находясь на боевом задании, в течение нескольких суток выжидал свою цель, которой являлся один из руководителей банд-группы. Он должен был появиться на расстоянии нескольких сотен метров, но вышел на снайпера совершенно случайно сзади на пистолетный выстрел, чем и воспользовался снайпер, поразив преступника с нескольких метров, не оставив ему шанса ни на первый выстрел, ни на последующие… Ведь, как говорится, лучше уметь и не воспользоваться, чем не воспользоваться из-за того, что не умеешь.
Если подвести итог сказанному, то снайпер должен быть физически развит, морально и стрессоустойчив, грамотно действовать, в том числе в условиях быстро изменяющейся обстановки, обязан в совершенстве владеть всеми видами стрелкового оружия, ведь только это поможет ему выжить, решить любую поставленную задачу, где бы и в каких условиях он ни находился. Собственно, в нашем отряде так и есть. Все бойцы – мастера своего дела и в любую минуту готовы обезвредить преступников, ставших опасными для общества.

 

Вячеслав Астафьев

Фото с официального сайта Росгвардии

Рязанские ведомости

Категории:  Служить Отечеству
 
вверх